понедельник, 15 октября 2018 | О ПРОЕКТЕ | КОНТАКТЫ

Неонацисты в Бундесвере: Как ВСУ не повторить ошибок немецких военных Немцы спохватились и только сейчас начали проверять своих рекрутов

Военная контрразведка Германии (MAD) с 2008 года нашла около 200 правых экстремистов в Бундесвере. Как пишет Mitteldeutsche Zeitung, с таким заявлением выступила депутат от Партии зеленых Айрин Мигалич. При этом она подчеркнула, что больше 20 экстремистов в рядах немецкой армии – это уже чересчур. Что любопытно, глава MAD Кристоф Грамм в начале этого месяца существенно занизил количество радикалов – восемь человек ежегодно, пишет Владислав Гирман для Деловой столицы.

Эти данные вызвали беспокойство у Мигалич, которая убеждена: разведка должна регулярно отчитываться перед парламентом. Такая щепетильность не в воздухе материализовалась. На самом деле Бундесвер сейчас под микроскопом, после того как весной этого года стало известно о заговоре с целью дискредитации беженцев из стран Ближнего Востока. И заговор приобрел достаточно радикальные очертания — добиться цели посредством политических убийств.

Биньямин/Альбрехт и невнятная позиция «Медведицы»

26 апреля был арестован старший лейтенант батальона франко-германской бригады в Иллькирше Франко Альбрехт, по иронии судьбы однофамилец отца министра обороны Германии, который, как оказалось, 16 месяцев жил двойной жизнью. То есть он был немецким военнослужащим, а его альтер эго – Давид Биньямин, беженец со сложной биографией. В частности, он назвался сирийским беженцем родом из Франции, попал в Германию по Балканскому маршруту, а незнание арабского объяснил тем, что сам он сирийский христианин родом из Франции.

Броуновское движение в миграционных органах в тот период помогло Альбрехту получить статус беженца и 409 евро ежемесячно. Но дело не в деньгах, конечно, ведь как солдат он получал 3200 евро. Под видом беженца, но с военными навыками, он должен был, по словам спикера федерального прокурора Фрауке Келер, совершить покушения на высокопоставленных чиновников, включая уже экс-президента Иохаима Гаука и министра юстиции Хайко Мааса. Действовал он не один. Также были арестованы еще один солдат Бундесвера, 27-летний Максимилиан Т. (прикрывал сослуживца, когда тот становился мистером Хайдом), и студент из родного города Альбрехта – 24-летний Матиас Ф.

Заговор «посыпался» случайно благодаря бдительной уборщице международного аэропорта «Швехат» в Австрии, которая обнаружила пистолет Unique Modèle 17 (неонацистская реликвия времен Вермахта) в подсобке одного из туалетов. Было организовано видеонаблюдение, и в итоге Альбхрет попался с поличным. Естественно немецкие власти были уведомлены, и в ходе расследования и вскрылась правда. Потом выяснилось, что еще в 2014 г. в дипломной работе Альбрехт сыпал расистскими идеями, прогнозируя крах Европы из-за мигрантов.

Германия, мягко говоря, была в шоке, ведь у немцев любые ниточки с гитлеровским прошлым вызывают отвращение. Не у всех, конечно. И особенно на фоне миграционного кризиса и роста евроскептицизма в странах блока. Но маховик экстремизма продолжал раскручиваться далее. Спустя несколько недель в казармах Донауэшингена нашли символику и военные артефакты Вермахта, в том числе каску. Министру обороны, недоучившемуся врачу Урсуле фон дер Ляйен, потерявшей, вероятно, министерский пост, и определенно – шанс стать преемницей Ангелы Меркель, пришлось отбиваться и заявлять, что никакой символики там не было. Но факт угрозы со стороны ультраправых в армии отрицать было бы глупо. А вот способ все исправить министр со столь грозным именем (Урсула, буквально переводится как «медведица») избрала, мягко говоря, странный. Вместо того чтобы публично выступить инициатором более жестких мер, она заявила, мол, изменим названия военных объектов, названных в честь полководцев Вермахта.

Откуда правые в Бундесвере

Вектор, избранный фон дер Ляйен, лишь отчасти верен. Да, бороться со столь опасным наследием нужно, но дегитлеризация запоздала. Она может быть лишь частью комплекса мер, поскольку военные Вермахта идеализируются в Бундесвере.

Как рассказал в интервью Foreign Policy сотрудник европейской программы Фонда Маршалла Филипп Лизенхофф, который в 2006-2007 гг. служил в немецком спецназе, в таких подразделениях равняются на «жестоких и опытных» бойцов Вермахта.

«Люди, которые обучали нас в рамках базовой подготовки, всегда вспоминали те времена», – отметил Лизенхофф. И, по его словам, не было проблемой прикупить одежду или сувениры из нацистской эпохи в местной лавке. Кроме того, было частым явлением, когда один военный говорил другому «Зиг», а тот ему тотчас отвечал «Хайль». Ну, и нередко были слышны песни с митингов времен Гитлера. Не сказать, что такое наблюдалось повсеместно, но, как добавил Лизенхофф, высшие военные чины закрывали на это глаза.

К слову, была информация, что подобные настроения есть среди бойцов элитного подразделения Kommando Spezialkräfte (KSK), задачей которого является освобождение сограждан-заложников в горячих точках. Чем они занимаются последние 20 лет в Афганистане и на Балканах. А обозреватели даже полагают, что в Бундесвере существует целая неонацистская сеть.

Кристоф Грамм заверял, что после отмены призыва в 2011 г. количество правых в армии в значительной степени уменьшилось. Однако, по мнению бывшего историка из Академии Бундесвера в Мюнхене Михаэля Вольфсона, корень бед именно в отмене обязательной службы. Смысл таков: миролюбивые немцы не особо стремятся идти служить по контракту, поскольку найти работу с высокой зарплатой не является проблемой. Между прочим, Швеция тоже отказалась от призыва, но спустя семь лет вернула его на фоне угроз со стороны России.

Но вернемся к Германии. Как отметил Вольфсон в комментарии DW, в Бундесвер охотно идут носители ультраправых идей, те же рейхсбюргеры (движение из 80-х, члены которого считают, что Германия оккупирована западными союзниками, поскольку мирный договор так и не был подписан). В общем, в армию стремятся радикалы, но не за зарплатой, а затем, чтобы научиться рукопашному бою, применению оружия, метанию гранат и т. п. Это, к примеру, представители Национал-демократической партии Германии (НДГ), Национал-социалистического подполья (NSU) и т. д. Есть военные и в набирающей популярность ксенофобской «Альтернативе для Германии» (AfD). Тот же 60-летний руководитель фракции партии в земельном парламенте Рейнланд-Пафльза Уве Юнге.

Однако по большей части, признают в MAD, неонацистские настроения наиболее распространены среди 18-25-летних, которых манит оружие и военная иерархия. Проблема в том, что их не так просто исключить из Бундесвера. Сперва суд должен еще постановить, что они придерживаются правоэкстремистских взглядов.

Правые, Бундесвер и ВСУ

Замдиректора исследовательского института Германского совета по международным отношениям Кристиан Меллинг отметил, что правый экстремизм является «серьезной проблемой» и традиционно присутствует в вооруженных силах. И ведь не только в Бундесвере с этим проблемы, но и в ВСУ испытывают определенные трудности, хотя, в принципе, они имеют различные основания. В Германии закрывали глаза, в Украине правые играли огромную роль в создании добробатов на момент вторжения РФ. Но сейчас ситуация изменилась, и опыт немцев должен стать предупреждением для Украины, чтобы не появились свои альбрехты, учитывая обилие оружия из АТО на территории страны.

MAD и военные чины еще в марте решили исправить ситуацию. Скандал с подготовкой покушения лже-беженца на представителей политической элиты ускорил процесс. В частности, правительство занялось разработкой изменений законодательства, которые позволили бы проверять новобранцев. Новые правила начали действовать с июля этого года. Ранее на экстремизм в случае наличия соответствующих подозрений могли проверить только после вступления человека в Бундесвер, или перед отправкой за рубеж. Теперь же всех рекрутов тщательно проверяют на связи с экстремистскими партиями, организациями и движениями по базам полиции и разведки. Естественно, что в этом помогают малейшие детали: посты в соцсетях, участие в митингах и акциях, даже татуировки могут подставить. На самом деле в цифровую эпоху инструментарий обширный.

Впрочем, подход не нов. Еще в декабре 2015 г. в соседней Швейцарии заявили об исключении в 2014 г. больше 1200 новобранцев из вооруженных сил, поскольку они провалили проверку безопасности. По словам спикера МО Кристофа Бруннера, их проверяли еще до начала базовой подготовки, и рекруты из зоны риска, те, кто могут радикализироваться, естественно, не получили оружие. А по сравнению с 2013-м количество исключенных стало больше — 1214 против 965.

В Германии, как пишет Augen Geradeaus, за июль-август минобороны проверило 3220 человек, и среди них были десять подозрительных субъектов, но, в ведомстве заверили, что никто из них не был связан с экстремизмом или терроризмом. Новые меры пока только начали действовать, но, в принципе, можно констатировать, что их применение рационально. Совокупность проверок среди военных и новобранцев может дать необходимый результат, чтобы остановить радикализацию армии, а еще что более важно – не допустить ситуации, когда в ультраправых организациях будут люди, умеющие убивать. И для Украины это актуально, несмотря на то что влияние правых в значительной мере преувеличено российской пропагандой.



Поделитесь.




Новости партнеров



Оставьте комментарий

семнадцать + шестнадцать =